15 June 2012 05:42

Журнал «Россия и Китай» был аккредитован на несколько мероприятий, проходивших в рамках 12-го (Пекинского) саммита Шанхайской организации сотрудничества – на госвизит Владимира Путина, на заседание Делового Совета ШОС и на «Шосовский» бизнес-форум.

Новостные СМИ, освещавшие госвизит и работу форума, уже много и подробно рассказали об этом цикле мероприятий - на саммите ШОС было подписано 10 важных документов (пересказывать содержание которых – дело неблагодарное…), в том числе - Декларация глав государств о построении региона долгосрочного мира и совместного процветания. Генеральным секретарем ШОС назначен россиянин, бывший губернатор Иркутской области, до самого последнего времени возглавлявший Деловой совет ШОС, Дмитрий Мезенцев.

Анализировать и толковать итоги 12-го саммита ШОС будут многочисленные аналитические центры и исследовательские институты по обе стороны мирового океана, мне же хотелось бы рассказать о личных впечатлениях и выводах, о том, что обсуждали в кулуарах этих мероприятий – саммита, форума и Делового совета ШОС, а также в ходе госвизита Владимира Путина.

 

О визите

Никто не ожидал от этого визита Путина прорывных решений, способных кардинально улучшить уровень экономических связей между нашими странами. Этот визит воспринимался как подтверждение Путиным своей линии на укрепление экономических и политических связей с Китаем. Подписано 17 документов о двустороннем сотрудничестве. В их числе - Совместное заявление о дальнейшем углублении стратегического партнерства, соглашения о сотрудничестве в области атомной энергетики, авиастроения, новых технологий, туризма. Подписание очередных договоренностей в сфере экономики должно обеспечить выполнение совместных планов довести товарооборот между нашими странами к 2015 году до 100 млрд. долларов. Ожидается, что в политической сфере укрепление отношений между Китаем и Россией позволит последней проводить более независимую политику по отношению к США, которые  до сих пор имеют серьезные экономические и политические рычаги воздействия на Россию.

Похоже, тема противостояния Америке – это еще одна платформа, которая все больше и больше сближает наши страны. Сирия, Иран – вот только самые «горячие» вопросы, по которым у Пекина и Москвы сегодня фактически полное единодушие. И там, где взаимопонимание еще не окончательное, склонны видеть «происки Вашингтона». Так, пытаясь анализировать  причины пробуксовки Программы сотрудничества регионов Сибири и Дальнего Востока  с Северо-восточными провинциями Китая, некоторые китайские эксперты причины видят в противодействии со стороны американцев, действующих в России через менеджмент крупнейших предприятий, через свое участие в капитале этих предприятий. Сложно сказать, так это или нет на самом деле, но и это мнение, его причины, надо изучать, анализировать. Впрочем, существует и обратное мнение российских экспертов – затяжка китайской стороной решения вопроса по цене на газ тоже на руку американцам. Поэтому, считают они, США всячески препятствуют достижению договоренностей по этой теме между Россией и Китаем, своими каналами пытаясь поддержать уверенность русских в том, что эту цену ни в коем случае снижать нельзя. Доказательств этому никто не предъявляет, возможно – их просто нет. Но в чем точно «преуспели» США, так это в том, что именно «благодаря» их действиям по периметру азиатского континента, у стран, не желающих слепо следовать курсом, начертанным Вашингтоном, не желающих менять свои правительства, традиционные культурные ценности и в целом образ жизни по указке «Вашингтонского обкома»,  формируется осознанная необходимость в консолидации, в противостоянии «демократорам»…

В ходе саммита ощущалось желание российских и китайских журналистов (и, видимо, не только журналистов...) разобраться в таких важнейших вопросах:

  1. Является ли цикл поездок российских руководителей в Китай признаком его реальной переориентации с «западного» направления на «восточное» (а точнее – на китайское)?;
  2. Нет ли на самом деле между Китаем и США каких-либо тайных соглашений, направленных против России? И наоборот – не договорилась ли Российская Федерация с американцами, в целом с Западом, тормозить, например, экономическое присутствие Китая в восточных регионах России?
  3. Какие планы у России относительно арктического шельфа на ближайшее время, и на отдаленную перспективу? С кем она будет работать по этой теме? Хотя, казалось бы, чего уж тут неясного, когда в 2011 году был создан стратегический альянс «Роснефти» с американской «Exxon-Mobil» (вместо «British Petroleum»)...
  4. Каких результатов ждать от создания Министерства Дальнего Востока? Не является ли это первым шагом по «незалежности» восточных рубежей России?

Лично меня больше всего интересовала ситуация с реализацией Программы сотрудничества регионов Восточной Сибири и Дальнего Востока с Дунбэем (т.е. Северо-востоком Китая), отношение к ней как российских, так и китайских руководителей приграничных регионов, правительства в целом. Так, на пресс-конференции (прошедшей в ходе саммита) замгубернатора провинции Хэйлунцзянь г-на Сунь Яо он достаточно подробно рассказывал о том, что было сделано за время, прошедшее с момента подписания этой Программы. В его интерпретации все выглядело гладко: углубляется сотрудничество в глубокой переработке леса, завершается строительство скоростного шоссе Владивосток - Хабаровск и такого же  шоссе от аэропорта к центру города Владивосток, идет его стыковка с КПП Суйфэньхэ; создаются технологические (индустриальные) парки и торгово-экономические зоны, хорошие результаты дает сотрудничество в сельском хозяйстве, например – в сельскохозяйственном парке в Михайловке, созданном при участии провинции Хэйлунцзян, добились наивысших (по сравнению с другими хозяйствами региона) результатов в выращивании сельскохозяйственных культур, таких как пшеница, рис, соя, бобовые и т.д.

На этой пресс-конференции явно не хватало кого-нибудь от российской стороны, например – губернатора одного из граничащих с Хэйлунцзяном регионов, с тем, чтобы и он подтвердил достигнутые успехи.

Есть ощущение того, что китайская сторона, на самом деле, недовольна результатами реализации Программы, усматривая  некий «тихий саботаж» со стороны российских регионов, а возможно – и со стороны «Кремля». Явно ощущается желание понять, что не устраивает российскую сторону в Программе, что надо делать для того, чтобы набрать темпы, и обеспечить её реализацию.

Мне на такие вопросы отвечать было просто – я вручал журнал «Россия и Китай» с интервью Михаила Винокурова, ректора БГУЭП (Байкальского государственного университета экономики и права), который прямо указал на главную причину – Программа не в полной мере соответствует российским интересам, и поэтому нуждается в «модернизации».

Я тоже так считаю. А первым шагом могла бы стать конференция, или круглый стол по проблематике, связанной с реализацией данной программы. Соответствующие выводы – о необходимости «модернизации», или о том, что все нормально, все идет так, как и надо,  должны быть зафиксированы в резолюции.

 

Саммит ШОС

Общаясь на  саммите Шанхайской организации сотрудничества, изучая принятые документы, слушая выступления глав государств, участвовавших в 12-м заседании Совета глав государств-членов ШОС, узнав о том, что Афганистану предоставлен статус страны-наблюдателя ШОС, а Турции – статус партнера по диалогу, помня о том,  что сейчас статусом партнера ШОС обладают Индия, Иран, Монголия и Пакистан, а статусом партнера по диалогу — Белоруссия и Шри-Ланка,  я подумал, что если все то, о чем здесь договариваются, реализуется, то в итоге будет построена новая, и при этом расширенная до континентальных масштабов, версия Советского Союза…. Но главным базисом такого союза будет не идеология, а экономика и общая безопасность, и поэтому в каком-то отдаленном будущем, не исключаю, на политической карте мира появится новое образование под названием, например, Большой Азиатский Союз. Он придет на смену Шанхайской организации сотрудничества, а точнее – станет конечным результатом её деятельности. А почему бы и нет?! Уже сегодня существует таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана, создается единое экономическое пространство в рамках ЕврАзЭС, дело идет к формированию Евразийского экономического союза, который может стать составной частью Большого Азиатского Союза. Если есть ЕС – Европейский Союз, почему бы не быть и Азиатскому?.. И если он будет похож на Советский Союз в той его части, где была почти искренняя дружба народов, взаимопомощь – военная и экономическая, то почему бы и нет?!.. Только понятно, что при создании БАС Китай, с учетом своего экономического потенциала, будет стремится играть в нем ключевую и рещающую роль. В то же время исторический опыт СССР показывает, что межгосударственное объединение должно носить равноправный и паритетный характер.И контуры подобного объединения на базе ШОС уже оформляются....

Китай, очевидно, точно знает, чем в итоге должна стать Шанхайская организация сотрудничества:

- "Мы должны превратить ШОС в движущую силу экономического развития региона", - сказал председатель КНР Ху Цзиньтао на встрече в широком кругу в рамках Совета глав государств-членов ШОС, выступая с речью, озаглавленной "Защищать долгосрочный мир, содействовать совместному процветанию".

Он сказал, что ШОС имеет огромный потенциал развития. "Мы должны исходить из особенностей экономической ситуации, сложившейся в регионе, и реальных потребностей развития всех стран региона, в полной мере использовать ШОС в качестве эффективной платформы, выявить свои преимущества, решительно продвигать прагматическое сотрудничество, всеми силами добиваться совместного развития и процветания", - подчеркнул глава китайского государства.

По мнению Ху Цзиньтао,  все государства-члены ШОС должны прилагать усилия к соединению их железно- и автодорожных магистралей, авиасообщений, телекоммуникационных и электрических сетей, а также энергетических трубопроводов, с тем чтобы придать новое содержание древнему Великому шелковому пути.

Необходимо усиление сотрудничества в области науки, техники, культуры, образования, здравоохранения и других отраслях, освоения новой высокотехнологичной продукции, развития высокотехнологичных производств, всестороннего повышения конкурентоспособности экономик стран ШОС в будущей глобальной экономике.

Существенно дополнил перечень задач, стоящих перед ШОС, Владимир Путин, предложивший создать на базе существующей Региональной антитеррористической структуры центр по противодействию наркотрафику, экстремизму и терроризму. Вывод натовских войск из Афганистана создает угрозу распространения «арабских революций» и радикальной исламской идеологии, а значит – и угрозу миру, стабильности и безопасности в регионе. Вот это – надежда договориться, и, объединившись, найти взаимоприемлемые решения – и заставляет собираться за одним столом на саммитах ШОС глав таких разных, таких непохожих, а порою – и враждующих, стран.
На 12-м саммите стороны подвели итоги прошлой работе и оценили стоящие перед регионом вызовы. А также пришли к пониманию того, что Шанхайская организация сотрудничества должна быть переформатирована под те глобальные цели и задачи, которые перед собой ставит. Это и предстоит обеспечить, под руководством россиянина Дмитрия Мезенцева, всем структурам, всем странам-участникам ШОС, в ближайшие годы.

 

Послесловие

В ходе работы на саммите выяснилось, что наш журнал «Россия и Китай» уже знают многие журналисты, чиновники и политики. Они охотно соглашаются давать ему интервью, спрашивают, будут ли опубликованы материалы по прошедшему саммиту. Меня спрашивали и о том, будем ли мы продолжать в журнале тему строительства водопровода от Байкала во Внутреннюю Монголию. К сожалению, среди российских читателей преобладает эмоциональная, негативная оценка этого проекта. На вопрос, почему нефть по трубе в Китай можно продавать, а байкальскую воду нельзя, такие люди отвечая, говорят, что это наш стратегический ресурс (хотя понятно, что нефть это не возобновляемый  природный ресурс, а вода – возобновляемый). Этот разговор по байкальской воде возник в ходе экономического форума ШОС в связи с темой нехватки на геоэкономическом пространстве ШОС водных ресурсов. Этот пример показывает, что журнал может выступать инициатором общественных дискуссий по различным острым темам, по которым необходимо собрать различные мнения.
Подводя итоги нашего участия в саммите ШОС, можно сказать, что оно было в целом для журнала удачным, поскольку обеспечило содержание текущего номера, подтвердило то, что журнал «Россия и Китай» востребован, и признаваем. Мы распространили на саммите более 200 экземпляров журнала, набрали материалов для следующего номера нашего издания, для аналитического материала на сайте www.china.pribaikal.ru

Главный редактор журнала
«Россия и Китай»   Владимир Бережных

 

Справка

ШОС была создана в 2001 году. В нее входят Казахстан, Китай, Киргизия, Россия, Таджикистан и Узбекистан. Статус наблюдателя в Организации предоставлен Монголии, Ирану, Индии и Пакистану. Белоруссия и Шри-Ланка являются партнерами по диалогу ШОС. Председательство в ШОС определяется между членами организации на основе ротации. С августа 2011 года председательство в ШОС на один год перешло к Китаю.

На пекинском саммите Китай передал председательство ШОС до следующего саммита Киргизии. "Очередное заседание Совета глав государств-членов ШОС состоится в 2013 году в Кыргызской Республике", - говорится в информационном сообщении по итогам саммита.

Россия и Монголия
Россия и Китай
Прибайкалье
Новый шёлковый путь